Kyrgyz people vote in the village of Kyzyl-Birlik outside Bishkek on June 27, 2010

Гульнара Джурабаева: «Предстоящие выборы будут жаркими!»


Kyrgyz people vote in the village of Kyzyl-Birlik outside Bishkek on June 27, 2010

Кыргызстан ожидает очередное политическое испытание – выборы в парламент осенью этого года. История показала, что причиной нестабильности в нашей стране за последние 25 лет всегда были именно выборы, которые проходили нечестно и несправедливо.

Нынешняя власть заявляет о намерении провести грядущий процесс волеизъявления народа максимально прозрачно и чисто, с этой целью были внесены ряд поправок в избирательный кодекс. О том, как именно будет проходить процесс голосования и какие существуют риски, наше интервью с членом ЦИК Гульнарой Джурабаевой.

— Как охарактеризуете новшества, которые внесены в избирательный кодекс, как революционные, эволюционные или откат от демократии?

— Это эволюционные новшества в плане использования инновационных технологий в избирательном процессе, а именно, передача функций составления списков избирателей и их идентификация Государственной регистрационной службе на основе биометрических данных граждан. И второй компонент – это использование автоматически-считывающих урн при голосовании и подведении итогов. А в целом процесс голосования остается прежним.

— Что в этом прогрессивного?

— Исключается возможность неоднократного голосования, вброса бюллетеней и голосование за другого человека. Эти моменты были вопиющими нарушениями, которые невозможно контролировать. И был такой момент – при подсчете голосов вручную, были возможны технические помарки, а иногда и намеренное использование технологии, когда голоса одних кандидатов приписывали другим кандидатам. Я лично видела, когда в территориальную комиссию приносили одни протоколы, а в ЦИК привозили уже другие. Потом поступались жалобы и предоставляли совершенно другие протоколы.

— Расскажите тогда коротко о процедуре голосования по-новому.

— Сейчас завешается большая компания по сбору биометрических данных. Биометрические данные – отпечатки пальцев и фотография человека, будут той информацией, которая будет привязана к фамилии и имени человека, и другим персональным данным. Нынешние технологии таковы – человек приходит на избирательный участок со своей ID-картой, вносится его пин-номер и сразу же появляется его фотография и отпечаток пальца. Если все совпадает, то делается отметка в электронном списке избирателей о том, что этот гражданин идентифицирован. Затем ему выдается чек, который избиратель отдает в участковую комиссию и обменивает его на бюллетень для голосования.

— Получается, мы только бюллетени получаем по биометрическим данным или и голосуем как-то по новейшим технологиям?

— Нет, голосуем также по бумажным бюллетеням, как и раньше. Единственное, вместо галочки, которую мы раньше ставили напротив выбранной партии или кандидата, избиратели поставят штампик, который будет находиться на каждом избирательном участке. Потому что некоторые ставят слишком большую галочку на три графы и невозможно понять, за какую именно партию отдан голос. А штампик – это точное и понятное волеизъявление избирателей.

— А как будет проходить голосование тех избирателей, которые по состоянию здоровья не могут прийти на участок?

— За день до основного голосования будет проводиться голосование на дому. Мы ставили задачу перед ГРС, что идентификация на дому тоже должна проходить в автоматическом режиме. Соответственно те люди, которые не могут самостоятельно прибыть на участок, будут находиться дома. Представитель ГРС и член участковой комиссии по жеребьевке будут направляться по адресам в присутствии наблюдателей, и там будет идти идентификация через ридер. И их бюллетени будут находиться в переносной урне и в день выборов подсчитываться вместе со всеми.

— Биометрические данные скольких граждан уже собрано?

— ГРС сообщало, что собраны данные более 2 млн. 500 тысяч граждан. Но надо помнить, что сбор данных проходил с граждан с 16-летнего возраста. То есть это данные порядка 200 тысяч граждан, которым 16-17 лет и они пока не имеют право голосовать. В нашем списке 2 млн. 800 тысяч избирателей.

— А достаточно ли будет для проведения честных выборов 2 млн. 300 тысяч избирателей?

— Тут есть два аспекта. Что такое честные выборы? Это когда правильно подсчитываются голоса и реализован принцип «один избиратель – один голос». Соответственно, наша технология рассчитана на то, что невозможны такого рода фальсификации как массовый вброс и голосование за другого. Причем, человек, который получает бюллетень, делая отметку о волеизъявлении, отправляет его в автоматически считывающую урну, после завершения дня голосования, нажимается кнопка и тут же распечатывается протокол с итогами голосований, где сразу же выходит результат какая партия сколько голосов получила. И одновременно эти итоги передаются на центральный сервер ЦИК. Это еще одна мера контроля.

— А насколько метод биометрии безопасен в плане сохранения в секрете данных о гражданах?

— Некоторые критики говорят, что флэшки с этими данными могут быть утерянны, а потом использованы по своему усмотрению злоумышленниками. Это чушь. Во-первых, программное обеспечение сделано так, что сами флэшки – это токены особой конфигурации, и информацию с них можно считать только в специальной программе ГРС. Там есть дешифраторы. И когда эту флэшку пытаются куда-то в другое место подключить, то все данные сразу же уничтожаются. То же самое с попыткой взлома, она ведет к уничтожению всех данных. Это означает, что придется получать все данные заново, но зато эти данные ни к кому не попадают. В защите персональных данных есть организационные меры и технические. И этим сейчас занимается ГКНБ, они проверяют на предмет безопасности саму систему. Надо подчеркнуть, что к базе данных, которые формируют ГРС, имеют доступ только сами специально уполномоченные в самой ГРС. Другие специалисты доступ получить не могут. Не могут получить доступ к этой базе ни ГКНБ, ни МВД, ни Генпрокуратура. Идентифицировать какие-то отпечатки пальцев они смогут только после оформления официального запроса в ГРС.

— Много критики, что голосование возможно только по биометрическим данным от ваших коллег из НПО-сектора. Они считают, что это нарушает права избирателей. Как вы думаете, у них есть какой-то умысел сорвать предстоящие выборы? Некоторые высокопоставленные чиновники даже называют их врагами народа.

— Я категорически не согласна с такой оценкой деятельности НПО-сектора. Однозначно они не враги народа. Эти люди элементарно сомневаются в безопасности персональных данных и хотят озвучить все риски. Задача государственных органов вести с ними диалог, раскрывать все усилия и разъяснять, что предпринимается в этой сфере. Часть этой работы выполняю я. Кода система будет завершена, предполагается сделать технический и организационный аудит системы. Можно пригласить независимых специалистов высшей категории, которые проверят систему на предмет функциональности и безопасности.

— Но противостояние все же есть…

— Я не думаю, что это какое-то целенаправленное или организованное противостояние. На всех круглых столах моим оппонентов является Нурбек Токтакунов. Вопросами безопасности и выпуском паспортов он занимался давно, я видела динамику, как он вовлекался в процесс, это происходило очень органично и логично. Он пытался выяснить в ГКНБ, Генпрокуратуре, какие механизмы позволяют выдавать фальшивые паспорта в таком количестве у нас в стране. То есть, этим он занимается не потому, что он враг или отрабатывает какие-то гранты. Если система будет безопасной, будут пресечены каналы незаконного получения паспортов, то будет укрепляться наша государственность. Это часть электронного правительства. Но необходимо время, чтобы система заработала, чтобы разные компоненты этой системы были задействованы и работали как единый слаженный механизм. А возможности этой системы огромные и есть запрос общества, чтобы госмашина работала четко, слаженно и открыто.

— Недавно прошли пробные выборы по новым технологиям. Где и как они проходили?

— Выборы прошли на 49 избирательных участках в 15 аильных кенешах в Таласской, Чуйской и Ошской областях. Из них на семи участках выборы полностью проходили по новой системе по биометрической идентификации. Система потенциально очень работоспособная. Были выявлены погрешности, которые и ГРС, и ЦИКом дорабатываются. Все возможные форс-мажоры были реализованы. Например, у нас была такая ситуация — на одном из участков пропало электричество. Использовались UPS, которые поддерживали электричество. Мы пришли к выводу, что на каждом участке должен быть автомобильный генератор на такой случай. Второй вопрос, это обучение операторов. Были проблемы из-за настроек, которые оператор не смог правильно установить. Но на аильных кенешах была проблема из-за того, что на 40 округах были 40 разных типов бюллетеней, и в некоторых до 50 разных фамилий кандидатов. На парламентских выборах, когда округ по всей стране будет один, мы настройки установим централизованно на всех участках.

— Я знаю, что процедура голосования оказалась дольше обычного.

— Это возникло из-за того, что выборы были многомандатные. Избирателям надо было поставить несколько галочек, в некоторых надо было выбрать до 11 депутатов из 40-50 кандидатов. И самая большая проблема была в том, что избиратели долго думали в кабинках. А сама идентификация проходила не намного сложнее или дольше обычных выборов. Проблема была в другом, у некоторых пожилых избирателей отпечатки пальцев были нечеткие, в силу возрастных изменений. В связи с этим требования к самим отпечаткам будем менять.

— В целом вы довольны процедурой выборов?

— Да, очень довольна. Думаю, к парламентским выборам удастся доработать все спорные моменты. Корейские доноры нам дополнительно выделили 1 миллион долларов на новые серверы, потому что они считают, что наши серверы устарели.

— Как политические партии воспринимают новшества?

— Недавно были ярмарки политических партий в Оше, Баткене и Таласе. И политические партии очень сильно интересовались, как будет идти процесс выборов. В целом ими были поддержаны новые технологии. Но были и те, кто высказался против биометрии. Поэтому я предлагала им рассмотреть две корзины рисков – оставить все как было по-старому или провести выборы по-новому. Я честно призналась, если оставить по-старому, то мы не сможем контролировать наши участковые комиссии. И тогда источник конфликта будет гораздо больший – это бесконечные карусели, бесконтрольный вброс, махинации при подсчете голосов. И тогда партии начнут конкурировать не за голоса избирателей, а за подкуп участковых комиссий. Во-первых, разрушается наше общее моральное пространство. Это развращает людей, наших граждан, членов комиссии. А во-вторых, у нас есть закон о биометрии. И если есть такая норма в законе, значит, этот закон мы должны выполнять. И если кто-то для себя принимает решение этот закон не выполнять, то он должен знать, что есть последствия этого закона, он лишает себя права голосовать.

— Какими будут предстоящие выборы?

— Жаркими. Потому что вступать в сговор с участковыми комиссиями уже не получится, соответственно, партиям необходимо будет бороться за голоса. То есть, начинается чистая агитация и продвижение своих идей. И как следствие возможен «черный пиар», подкуп.

— Сейчас пока нет списка партий, которые будут участвовать на выборах. А вы прогнозируете участие скольких партий?

— Я поспорила кое с кем. По моим прогнозам, в выборах будут участвовать от 12 до 15 политпартий. Моя оппонентка считает, что будет 18 партий. Вот и посмотрим, кто выиграет три килограмма малины, на которые мы и поспорили. (Улыбается – ред.)

— На что будут бить партии в своей агитации? Что будет самым популярным?

— Все по-разному. Кто-то поднимет вопросы миграции, кто-то борьбу с коррупцией, кто-то борьбу с криминалитетом, кто-то экономические вопросы. Все эти проблемы актуальны и требуют решения.

— Что бы вы пожелали партиям?

— Научиться честно вести политическую борьбу. Есть такая фраза: «Окурок, брошенный точно в урну, выглядит более патриотично, чем все патриотичные слова». Здесь стиль ведения предвыборной борьбы даже важнее того, что ты продвигаешь. Если научимся вести цивилизованно политическую борьбу, будет развитие страны. Не научимся, это будет разрушать нас всех. Потому что это всегда порождает конфликты и агрессию. А конфликты и агрессия разрушают институты власти.

— Что пожелаете избирателям?

— Думать головой, задавать вопросы, требовать на них ответы и понимать свои истинные интересы. Слышала такой афоризм: «Дайте человеку удочку, и он все равно проголосует за того, кто даст ему рыбу». Пора нашим избирателям перестать жить одним днем, надо начать думать о своем будущем и быть более ответственными в своем выборе. Но многое зависит и от СМИ.

— А что зависит от СМИ?

— То, на что обратят внимание СМИ, то и становится фактом сознания общества. Потому что, если сделано какое-то действие, но на него не обратят внимания СМИ, это все равно, что ты это не сделал. Это очень важно, чтобы СМИ обращали внимание на позитивные итоги, хорошие результаты. Если видеть только плохое в человеке, то и человек будет обращаться к тебе только плохой стороной. Но если увидеть какие-то благородные вещи, то человек будет стараться стать еще лучше. И если мы будем говорить, что наше общество способно к каким-то позитивным изменениям, то и народ будет становиться лучше.

Интервью вела Лейла Саралаева 

Фото Вячеслава Оселедко

«Новые лица»

Оставьте комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *